История сельского поселения

Поселок Верх-Падунский и его окрестности

(историко-краеведческий очерк)

Введение. Географическая справка.

 

Юго-западная окраина Топкинского района. Территория Верх-Падунского сельского совета (с 2003 года – территориально-организационного распорядительного органа).

Территория Верх-Падунского с/совета расположена на юго-западной оконечности Топкинского района. На северо-западе по реке Березовке наша территория граничит с землями Усть-Сосновского с/совета, на севере – с Лукошкинским с/советом, на востоке – с землями Юрьевского с/совета Топкинского района. На юге и юго-западе наша территория граничит с землями колхоза «Красное Знамя», что в селе Титово, затем с землями колхоза «Ленинский путь», что в селе Васьково и, наконец, на западе с землями колхоза «Мир», что в Абышево и Березово.

Протяженность территории с севера на юг – 12,5 км, с запада на восток – 20 км. Площадь 13717 га. Рельеф равнинный, слабопересеченный логами, полого понижается к юго-западу к речным долинам рек Тыхта и Иня. Почвы – выщелоченные черноземы. Мощность гумусного слоя до 60 см. Климат типично сибирский, умеренно-континентальный, хотя в последнее время прослеживается тенденция к потеплению и усилению влажности.

Гидрография представлена реками Иня, Березовка, Тыхта, Падун, Верхний и Нижний Кашлагоны. Кроме того, в пойме Ини есть много озер-стариц. Некоторые лога и малые речки перегорожены плотинами и поэтому образовалось много прудов, которые используются для водопоя скота и любительского рыболовства. Ихтиофауна прудов представлена карасем. А в Ине водится ерш, пескарь, окунь, сорожка, елец, щука, налим, лещ, язь.

Природная зона – лесостепь с березово-осиновыми колками и кустарниковым подлеском. Из крупных лесных массивов можно выделить Тыхтинский лес на юге территории между реками Тыхта и Падун, примыкающий к реке Ине Васьковский лес и на севере по реке Березовке – Березовский лес. Есть большое количество посадок сосны возрастом более 40 лет. Фауна представлена лосями, козами, лисами, зайцами, бурундуками, сусликами, барсуками, сурками и др. Акклиматизировалась ондатра, изредка встречаются бобры.

Из полезных ископаемых в русле реки Ини добывается песок, есть месторождения строительного камня, в частности щебня. По рекам Падун и Березовка, по свидетельствам охотников и рыболовов, наблюдались выходы каменного угля на дневную поверхность, но из-за того, что пруды на реке Падун часто прорывало, произошло заиливание русла, и угольную россыпь сейчас показать никто не берется. А вот выход угля на реке Березовка сравнительно недавно обнаружил житель поселка Верх-Падунский Граф Виктор Георгиевич. В Тыхте издавна копали белую глину, использовавшуюся для побелки. А вообще-то глина четырех цветов есть и в Верх-Падунском. В конце 50-х годов однажды прорвало плотину Большого Верх-Падунского пруда, и образовался глубокий котлован на месте прорыва. Сейчас от этого котлована ниже плотины осталась крошечная лужица. Но тогда все поселковые ребятишки были рады: в одном месте можно было найти красную, желтую, белую и синюю глину, а также  мягкий известняк. Цветную глину ребята использовали вместо пластилина. Ребятишкам-то была радость, а вот расположенной ниже по течению деревне Фирсановка поток смыл бани, сорвал пруды, а самое главное, чистейшая речка Падун, в прозрачных струях каменистых и песчаных перекатов, в котором видны были стаи пескарей, сразу заилилась, обмелела и, как следствие, обезрыбилась. По этим же самым причинам заилились и многие другие малые речки, исчезли родники, которых некогда было очень много.

По итогам переписи населения 2002 года всего на нашей территории проживало 1621 человек. В том числе в Верх-Падунском – 625, Среднеберезовском – 119, Катково – 180, Магистральном – 466, Тыхте – 231 человек.

 

История заселения нашей территории.

 

Самыми старыми населенными пунктами нашей территории являются села Катково и Тыхта. По данным М.А. Перминой, автора «Топонимического словаря Топкинского района Кемеровской области», Катково возникло в результате переселения крестьян деревни Хорошеборка Емельяна Тимофеева и Родиона Черемисского, которые где-то между 1763-1782 годами (3 и 4 ревизиями) основали на месте впадения речки Кашлагон в Иню новое поселение. Возможно, эти крестьяне или их потомки носили прозвище «кот» или «коток» - отсюда и название деревни.

Тыхта расположенная первоначально в месте впадения трех речек – Змейка, Афанасьевка и Малая Тыхта в реку Тыхту, тоже возникла в результате внутриволостных миграций населения. Ее основателем был крестьянин деревни Титово Тарсминской волости Ларион Федоров Нарымский, 66 лет, переселившийся на реку Тыхта в 1800 году. Название села происходит от тюркского слова «тыхта» - «перегороженная река». Видимо, коренное население Кузбасса телеуты применяли для лова рыбы загородки поперек реки, наподобие до сих пор применяющихся на реке Иня, так называемых «заездков».

В 1811 году в Тыхте было 14 душ мужского пола (по М.А. Перминой), в 1859 году – 9 дворов, 83 жителя. Первыми жителями деревни были выходцы с Чала и Дона – «чалдоны». Это Пудовы, Протопоповы, Дуреевы, Дюковы, Березовы, Захаровы, Гилевы, Шелковниковы, Трофимовы. До 90-х годов ХХ века простоял дом, построенный еще до 1867 года. Стоял бы еще, да сгорел во время пожара. Резной наличник этого старинного здания хранится ныне в музее Верх-Падунской средней школы.

Резко возросло население Тыхты в начале ХХ века во время Столыпинской аграрной реформы. До сих пор восточная часть Тыхты называется Волынью, так как именно там, в 1910 году обосновались крестьяне – переселенцы Волынской губернии. В Тыхте старожилы до сих пор вспоминают романтическую историю о том, как житель Волынской губернии Андрей Талабан украл за кордоном в Австро-Венгрии себе невесту, за что и угодил в Сибирь. Именно он написал землякам о том, что в Сибири земли много и целая группа семей переселилась на тыхтинскую землю и, в отличие от всероссийской тенденции, почти все прижились в Кузбассе.

Многие потомки переселенцев с Западной Украины до сих пор живут в Тыхте и окрестных поселках. Это Мартынюки, Ковали, Мазурки, Шкробко, Витруки, Новосады и др.

По переписи населения 1911 года в Тыхте уже было 120 хозяйств, 583 жителя.

Следующим по возрасту населенным пунктом является поселок Среднеберезовский, который возник также во время аграрной реформы Столыпина. По данным М.А. Перминой переселенческий участок Среднеберезовский был образован в 1911 году, но старожилы утверждают, что поселок начинался еще в 1907 году и назывался Игнатьевка по имени одного из переселенцев – Семенова Игната. Основателями села были чувашские семьи Ивановых, Павловых, Лазаревых, Петровых и др. Так семья Павловых переселилась в Сибирь с Самарской губернии еще в 1907 году, а с 1908 года уже жили в землянках выкопанных на берегу речки Кашлагон. Отсюда иногда можно услышать, что жителей Среднеберезовского называют кашлагонцами. Землю надо было закрепить за собой, вот почему старожилы указывали, что их деды ездили в Томск просить землю и им ее выделили, образовав в 1911 году переселенческий участок, названный по имени протекающей неподалеку речки Березовки.

Старожилы также вспоминают, что на берегу этой речки был небольшой поселок именуемый «выселки». Это, по-видимому, и был основанный в 1924 году выходцами из Лукошкино поселок Среднеберезовский, который в конце 50-х годов исчез, однако передал свое  имя близлежащей деревне Игнатьевка. В этой деревне был колхоз имени VI партсъезда, была водяная мельница, работавшая круглый год. Одно время председателем там был Яковлев Дмитрий.

 

 

 

Села нашего куста во время гражданской войны.

 

Основные события Октябрьской революции и гражданской войны обошли наш край стороной. Старожилы вспоминали, как в 1919 году отступавшие колчаковцы ночевали в Игнатьевке. Местные  жители, справедливо опасаясь, что беляки прибегнут к реквизациям лошадей, укрыли их. Так житель Игнатьевки Илья Николаев со своими лошадями трое суток жил в Крутом логу, пока колчаковцы не ушли по тракту в сторону Козлова.

Кстати, одним из немногих памятников гражданской войны в нашем районе является старый, потемневший от времени деревянный крест, что стоит в деревне Козлово рядом с дорогой ведущей в Лукошкино. С этим крестом связана следующая история. В 1919 году из белой армии дезертировали два солдата, братья Закусиловы, уроженцы этих мест. Пожив некоторое  время дома у отца, братья решили идти в Красную армию.

Отец на подводе повез их на станцию Шишино. Однако, на выезде из Козлово, их увидел один из белых солдат (по некоторым данным – белочех). Он расспросил местного жителя старика Ольшевского кто это и куда направляется. После чего, положив свою винтовку на прясло, тщательно прицелился и убил братьев. Один из братьев, еще, будучи раненым, смог отбежать в болото, где и скончался. Там тоже был крест, но он не сохранился. А дед Ольшевский ослеп – народная молва гласила: бог наказал.

В селе Тыхта в 1919 году была партизанская явка на квартире Павла Антоновича Шкробко. Он был связан с партизанским отрядом В.П. Шевелева-Лубкова, находившегося в Вагановской тайге, и несколько раз пробирался в этот отряд. Одежда и обувь у партизанского связного была худая, и он сильно простудился и заболел. Однажды В.П. Шевелев-Лубков сам приехал с группой партизан на тройке с пулеметом проводить собрание. Лошадей распрягли в огороде за стайкой, а охранять поставили младшего брата Павла Антоновича Ивана, который был в то время еще подростком. Мальчишке дали боевую винтовку, из которой он нечаянно выстрелил. Партизаны выскочили из дома и залегли, думая, что наступают колчаковцы. Когда все прояснилось, пожурили незадачливого часового и продолжили собрание. После установления Советской власти Шкробко Павел Антонович был секретарем партийной ячейки и первым секретарем сельского совета. К сожалению, болезнь, полученная в годы гражданской войны, рано свела его в могилу, и  в 1922 году он умер. В 1938 году Шевелев-Лубков проезжая в родную деревню Шипицыно Промышленновского района, заехал в Тыхту, хотел навестить своего связного, но, узнав, что тот умер, очень сильно горевал по этому поводу.

30-е годы. Коллективизация.

 

В конце 20-х годов, как и по всей стране, в наших селах началась коллективизация сельского хозяйства. В деревне Игнатьевка было образовано сельское общество взаимопомощи, председателем которого был, погибший в 1929 году, комсомолец Сарадон (Стратион) Кравец. По воспоминаниям старожилов, он был веселым парнем, играл на балалайке, собирался жениться. Перед убийством его вызвали на улицу из дома его невесты. Сарадон вышел, отдав пиджак девушке. А убили его на ржаном поле за кузницей. Впрочем, здесь в воспоминаниях старожилов есть противоречия. Все дружно вспоминали, что тело искали всей деревней, прочесывая местность. А вот дальше расхождения: кто говорит, что убийство произошло около мостика, а потом труп отвезли на поле, а кто говорит совсем наоборот, - убили на поле, а пытались спрятать под мостиком.

Об убийцах. В истории Кузбасса под редакцией Д.В. Кацюбы указано, что  именно кулаки убили председателя комитета сельского общества взаимопомощи. Но по воспоминаниям старшего поколения односельчан С. Кравца, Игнатьевка была бедной чувашской деревней и кулаков в ней не было. И, кроме того, по слухам, вообще,  было осуждено и расстреляно четверо невинных, а настоящие убийцы, якобы, гуляли на свободе. Во дворе начальной школы поселка Среднеберезовский поставлен памятник С. Кравцу.

В январе 1930 года в селе Тыхта была образована коммуна, о чем ее члены послали рапорт пленуму крайисполкома. Организатором коммуны был специально присланный для этой цели член ВКП(б) с 1926 года Иван Григорьевич Тарасов. Тыхта в то время насчитывала около 300 дворов, а в коммуну вступило всего 37 хозяев. Активными коммунарами были братья Василий и Иван Малько, а также их сестра Мария Герасимовна Малько, Харитон Михайлович Лысак, Михаил Григорьевич Гилев, Степан Иванович Безносов и другие. Коллектив был назван именем Василия Блюхера, командующего Особой Дальневосточной Краснознаменной армией разгромившей белокитайцев в 1929 году, как раз накануне образования коммуны.

Коммуна просуществовала до 1934 года. А в 1934 году в Тыхте было образовано два колхоза. «Память Кирова» объединял жителей Волыни, а в «Память Ленина» входили дворы, жителей так называемого Зимника, т.е. западной части села.

Село Тыхта до войны было большим и дела в колхозах, видимо, шли неплохо. По воспоминаниям Н.Г. Гопша, село окружено было поскотиной, в которой на выезде были сделаны ворота,  которые едущие  в Топки или в Титово, непременно закрывали, чтобы скотина не потравила посевы. Маленький штрих, а говорит о хозяйском отношении селян к земле, к своей малой родине. Нам, живущим сегодня, есть чему поучиться у наших предков в этом плане.

В конце 30-х годов колхоз «Памяти Ленина» решил построить свою паровую мельницу. Лес в хозяйстве был, камень для фундамента под боком, нашелся и пришлый мастер, который взялся руководить строительством. За одну зиму большое, красивое, рубленное «в лапу» двухэтажное здание было возведено. Закупили и необходимое оборудование. Оставалось приобрести двигатель и тут руководство колхоза вместе с мастером пошло на авантюру. По дешевке был куплен неисправный паровик. Для его восстановления нужно было отлить поршень, который заказали в Топкинском паровозном депо. Для оплаты отвезли две фляги сливочного масла, да решили продать часть зерна, видимо, нарушив тем самым первую заповедь колхоза – рассчитаться с государством. В итоге несколько человек, в том числе и пришлый мастер, и колхозный счетовод были осуждены, а здание, как незаконно построенное, было разобрано и перевезено на центральную усадьбу совхоза 316, где прослужило до 1961 года школой и совхозной конторой.

С 1913 года в Тыхте существовала церковь. Она стояла на высоком берегу речки Тыхта на волынском въезде с фермы № 1 совхоза 316. Представляла она обыкновенную избу, на крыше которой был крест. Внутри было богатое убранство, много икон, вышитых  покровов. На улице, на столбе глаголем, висели колокола: большой и несколько маленьких. А священником был Давыдов Иван, репрессированный в 1937 году. Рядом было большое кладбище (на нем хоронили еще в войну). Тут же неподалеку  была и школа-семилетка, которую после войны перенесли на новое место. Позднее здание церкви разобрали и построили картофелесушилку: сушили картофель для нужд фронта.

Много внимания в то время уделялось подготовке к службе в Красной армии. До войны в Тыхте был дом обороны, где проходили подготовку допризывники. Ведь до 1939 года в стране существовала наряду с кадровой системой комплектование армии и территориально-милиционная, по которой допризывники проходили краткие военные сборы прямо на месте. Этим домом обороны, где было много наглядных пособий, руководил Протопопов Иван Михайлович.

В Катково в начале 30-х годов тоже образовалось два колхоза: на левом берегу Кашлагона «Красный колос», а на правом – «Серп и молот», которые немного позднее объединились в один колхоз имени Свердлова. Первым председателем колхоза был Стрельников, присланный из города. По воспоминаниям О.И. Филонова, коренного жителя села Катково, 1913 года рождения, коллективизация начиналась так: сперва организовывались кружки и совместно покупались сеялки и племенные быки, а затем из района приехал уполномоченный для непосредственной организации колхоза. Такой же кружок по разведению племенных быков был организован и в Тыхте. Семья Олиферия Ивановича Филонова записалась в колхоз одной из первых.

В Катково церкви не было, но была часовня, находившаяся в районе современной автобусной остановки. Службы правил в часовне батюшка, приезжавший регулярно из Усть-Сосново, где церковь была.

После начала коллективизации в 1929 году часовню закрыли и сделали ее избой-читальней. Первым избачем был Бердников Василий, присланный из Топок. В конце концов, часовню разобрали и сделали из этого леса колхозную столярную мастерскую.

 

История поселка Верх-Падунский

 

На территории свободных земель Топкинского района в период коллективизации в 1930 году был образован совхоз № 58. Это было сверхгигантское хозяйство, земли которого, были разбросаны почти по всей территории района и поэтому вскоре было принято решение об его разукрупнении. На базе сверхгиганта возникли самостоятельные хозяйства: совхоз 319 – «Хорошеборский», 318 – «Зарубинский», 317 – «Соломинский» и 316 – «Тыхтинский». Вот так на водоразделе речек Тыхта и Березовка, в верховьях ручья с самым сибирским названием Падун и возник наш поселок. Впрочем, тогда еще никакого поселка не было, как и не было названия Верх-Падунский.

29 мая 1932 года – день рождения совхоза и дата основания безымянного поселка, называвшегося очень просто: ферма № 1 совхоза 316. Собственно, центральной усадьбы еще не было – надо было ее сперва построить. А первые рабочие совхоза жили в окрестных деревнях и ходили на работу пешком за 5-10 км.

Деревня Игнатьевка потеряла свое имя и стала называться фермой № 2, а в 7 км по дороге на Топки в чистом поле возникла ферма № 3 – ныне это поселок Магистральный.

Если реконструировать облик нашего поселка в 30-е годы, то современного наблюдается поразила бы компактность, скученность исторического центра села. Для наглядности можно привести пример: на территории нынешнего школьного двора размещалась целая улица из 5 двухквартирных домов, а рядом было еще и двухэтажное здание на несколько квартир. Все эти деревянные дома являлись следствиями раскулачивания крестьян в окрестных селах. У этих домов не было приусадебных участков, для них просто не было места. А ведь это обстоятельство является приметой времени. В соответствии с тогдашними идеологическими установками рабочие совхозов являлись сельскими пролетариями и поэтому должны были основное время уделять именно общественному производству, а не личному подсобному хозяйству. Правда, позднее от этого стали отходить и у домов появились стайки и маленькие огороды. Но жилья не хватало, приходилось селить в одну комнату по несколько семей. Для решения жилищной проблемы была организована строительная бригада для изготовления самана и вскоре целая улица из 10 домиков появилась на южной окраине поселка. Этот район старожилы до сих пор зовут «саманками». А вновь прибывавшие рабочие сами на склоне лога копали себе землянки или строили мазанки из тына.

А вообще-то, в первую очередь сооружались производственные помещения: уже в 1933 году было построено два коровника, два телятника, времянка для конного двора. Так как помещения для скота были построены, это позволило перегнать гурты из Катково и Тыхты, где они находились под навесами. А вот воду для водопоя скота еще какое-то время приходилось возить бочками из Тыхты, пока не пробурили скважину и построили водокачку с конным приводом.

В 1932 году в поселке была открыта начальная школа, помещавшаяся в маленьком деревянном доме. Первыми учителями были Вяткина Екатерина Перфильевна и Лесникова Анна Николаевна.

В 1936 году в поселке появился сельмаг, а на других отделениях совхоза смешанные магазины. В 1935 году был открыт медпункт, первым фельдшером тогда работала Зинаида Петровна Князева. С 1933 года в поселке работали баня и столовая, обслуживающая рабочих совхоза. Также до войны был построен барак, где жили специалисты, и кирпичный завод (на выезде из села в сторону Катково). Гараж, построенный из своего кирпича, стоит до сих пор. Так как кирпичный завод работал только летом, то зимой в его помещении держали скот.

В 1939 году в центре поселка (на месте нынешней школы) было возведено двухэтажное здание, перевезенное из Тыхты. Об истории этого здания паровой колхозной мельницы было уже сказано выше. На первом этаже была открыта семилетняя школа, первый выпуск который произошел в 1941 году. Первым директором семилетки был Абросимов Александр Иванович, погибший в 1942 году во время Московской битвы.

Один из известных политических деятелей современной России сказал, что в Сибири народ сборный, но отборный. Это высказывание вполне справедливо. Индустриализация, коллективизация и, как следствие ее, голод, сорвали с места десятки миллионов крестьян и в их числе, - первопоселенцев нашего села, искавших лучшей доли для себя и своих близких. Так в начале 30-х годов в совхозе появились семьи Ракиных, Слободчиковых, Курловых, Беляевых, Колмыковых и др.

Одним из старожилов села стал Мазурок Савелий Дорофеевич. Его отец Дорофей Мазурок вместе с другими волынскими крестьянами переселился в Тыхту в 1910 году во время Столыпинской аграрной реформы. Всю жизнь Савелий Дорофеевич проработал в совхозе, там, где это было необходимо: то на строительстве, то бригадиром на животноводстве. И как работал! Возглавляемая им бригада стабильно получала более 3000 кг молока на фуражную корову. И в итоге участие во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. Единственный перерыв в мирном труде – Великая Отечественная война. Да, и воевал ветеран не хуже, чем работал, о чем свидетельствую награды: медаль «За отвагу» и орден Славы III степени, полученный за спасение командира (вынес из-под огня раненного полковника).

Все работы в новом совхозе велись вручную. Работать приходилось от зари до зари. Тяжелый физический труд ложился не только на плечи мужчин, огромные трудности испытывали женщины, многие из которых работали доярками. Доили вручную, группа коров 25-30 голов, в день 2-3 дойки, а притом надо было ходить на летние выпаса за 5-6 км. Ко всему этому надо добавить «штурмы», так тогда назывались воскресники по заготовке кормов, ремонту животноводческих помещений. А у почти каждой доярки дети, семья. Кстати, вначале яслей не было, и детей собирали в один дом и оставляли с какой-нибудь старушкой, которая из выписанных продуктов готовила еду и смотрела за детьми. Тракторный парк в 30-е годы состоял из 5 тракторов: 2 гусеничных и 3 колесных. Для перевозки грузов – 1 автомашина. Первыми механизаторами были Шуруп, Симашов, Антонюк, Романов. Хлеб убирали лобогрейками, полеглые хлеба косили косами и жали серпами, затем снопы возили на тока и всю зиму молотили. В 1935 году в совхозе появились первые комбайны «Коммунар», а в 1938 году пришли «Сталинцы-6».

Как было сказано выше, почти все работы выполнялись вручную, а ручной труд ценился очень дешево, поэтому львиная доля национального продукта создавалась за счет энтузиазма и морального поощрения сельских тружеников. А для того, чтобы «подогревать» этот энтузиазм, январский пленум ЦК ВКП(б) 1933 года постановил создать в МТС и совхозах политотделы. Политотдел в нашем совхозе возглавляли последовательно Ренцов и Арцебашев. Так в поселке появились партийная и комсомольская организации, одной из главных задач которых, являлась организация социалистического соревнования. Многие труженики совхоза еще до войны за высокие показатели в работе являлись участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. Среди них Третьякова, Исакова Лукерья, Исаченко Аксинья, Киреева Мария.

Были среди жителей села и свои репрессированные. Старожилы вспоминают, что работал в совхозе конюхом неграмотный мужик Патракеев, зимой и летом, ходивший в зипуне (род верхней одежды из плотной материи). Кому и за что он не угодил, но нашелся некто, донесший, что, якобы, конюх заражает лошадей сапом, и человека не стало. Первым директором совхоза 316 был Петров, затем его сменил Баранов Гавриил Филиппович, а в годы войны хозяйство возглавлял Евтушенко Иван Тарасович.

 

Труд земляков в годы Великой Отечественной войны.

22 июня 1941 года – роковой рубеж, разделивший жизнь страны на «до» и «после» и «во время войны».

Население наших поселков узнало о начале войны уже к вечеру, так как В.М. Молотов объявил о вероломном нападении фашистской Германии в 12 часов по московскому времени. И сразу на сборные пункты военкоматов потянулись подводы с мобилизованными мужчинами 1906-1918 годов рождения. Только из одной Тыхты за годы войны ушло на фронт более 200 человек, 108 из них не вернулись, а всего из пяти населенных пунктов нашего сельсовета погибло, защищая Родину, 237 человек.

Мужчины ушли на фронт, а страну кормить надо, и на поля и фермы пришли подростки, вернулись старики. За руль трактора сели женщины. В помещении школы были организованы курсы трактористов. В основном, это были девушки и молодые женщины. Учили их механизаторы совхоза, оставленные в тылу по брони: Коняев Иван Михайлович, Ракин Петр Иванович, Коваленко Петр Маркович, Третьяков Анатолий Иванович. Учили все больше на практике и через два месяца девчата работали уже самостоятельно.

Вспоминает Александра Васильевна Черепанова: «… в 1942 году нас отправили на фронт со своими  тракторами. Ехали долго – 2 месяца, все пропускали эшелоны с войсками. Немцы наступали и нас выгрузили в Оренбурге (тогда Чкалове) до прояснения обстановки. Ждали долго, опухли от голода. Спасибо директору совхоза Евтушенко И.Т., который организовал наш выезд обратно.

Снова работала на «ЧТЗ», работала много и честно, перевыполняла норму, возила красный флажок передовика, получала премии. Очень трудно было ремонтировать трактор – сделаешь перетяжку подшипников, а после этого даже дюжий мужик с трудом поворачивает ручку для пуска двигателя».

Вместе с А.В. Черепановой трудились трактористами Киселева М.Е., Беленкина Е.А., Жданова М.А., Иванова Е.С., Карасевцева А.В.

В войну взрослели рано. В 15 лет стал бригадиром дойного гурта Закусилов Владимир Петрович, в 1941 году после окончания 5 классов пришла на ферму Беляева Т.Д. Подростками начали в войну свою трудовую деятельность Козлов Михаил Дмитриевич и Слободчиков Николай Кузьмич. Все они наравне со взрослыми приближали Победу и были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Хивжаков Федор Васильевич был призван в армию, но уже с эшелона был возвращен обратно (оставили по брони) и всю войну проработал бригадиром тракторной бригады на отделении № 2. В его бригаде тоже были девушки-трактористки: Лазарева Ульяна Ивановна, Плотникова Таисья Викторовна, Яковлева Анна Сергеевна.

Вспоминает ветеран труда из Тыхты Зайцева Анна Прокопьевна (в девичестве Мартынюк) «…начала работать на прополке хлебов, потом посадили на конную сенокосилку, затем освоила и сугубо мужскую работу пахаря на конном плуге, работала и на сбросе снопов на конной жатки – «лобогрейки», а ночью приходилось, хотя бы час или два скирдовать эти снопы. И это после дневной смены».

Трактористами в Тыхте тоже работали девушки – Дуреева Василиса Семеновна (в девичестве Мацук), Дуреева Анастасия Кирилловна (в девичестве Возня) и другие, а бригадиром у них был Талабан Никандр Андреевич.

В Тыхте, как и в других селах, рядом со взрослыми работали и ребятишки, 1929-30 годов рождения. Это Пудов Геннадий Макарович, Трофимов Егор Петрович, Дуреев Иван Флегонтович и другие.

И в Катково девчата тоже заменили мужчин на тракторах. Под началом бригадира Филонова Олиферия Ивановича работали Зазук Мария, Лыбина Мария, Олейникова Мария и другие. В колхозе имени Свердлова в войну было всего два комбайна: «Коммунар» и «Сталинец-6». Комбайнеры Чижков Демьян Захарович и пришедший с фронта по ранению Упыренко Григорий Ефремович убирали за сезон по 700-800 га.

В годы войны в совхоз 316 стали прибывать спецпереселенцы. Это были советские граждане немецкой национальности, выселенные в основном из республики немцев Поволжья, существовавшей до августа 1941 года на территории современной Саратовской области.

В судьбе одного человека может отразиться, как в капле воды отражается целый мир, судьба целого народа.

Граф Георгий Константинович был призван перед войной в ряды РККА. Службу проходил в Иркутске. С началом войны их дивизию перебросили на запад, на фронт и красноармеец Граф под Витебском принял боевой крещение. Но 28 августа 1941 года было принято печально известное решение о ликвидации республики немцев Поволжья. Как лицо, попадавшее под действие этого указа, красноармеец Граф был отчислен из рядов действующей армии, и судьба его забросила в наш далекий сибирский поселок, ставший его второй малой родиной.

Г.К. Граф вспоминает: «Работать пришлось на тракторе ХТЗ («колеснике»). Техника старая, изношенная, два раза в сутки приходилось делать перетяжку  подшипников, воду заливать  на каждом краю поля. Запчастей не хватало, даже диски сцепления  приходилось самим клепать из фанеры  и паять трубки радиаторов. Подшипники заливал баббитом кузнец, а мы их  потом сами шабрили. Главным токарем был Николай Слободчиков, а было ему в ту пору лет 14-15. Станок ему мы часто крутили вручную…».

После войны Г.К. Граф работал бригадиром тракторной бригады. Награжден медалью «За трудовое отличие», «За освоение целинных земель» и другими.

Вносили свой посильный вклад в копилку Победы и ученики школ нашего куста.         Семилетнюю школу на ферме № 1 совхоза 316 в годы войны возглавляла  Царикова Вера Ивановна, вместе с ней в школе работала и ее сестра Царикова Екатерина Ивановна. Сестры Цариковы вспоминали: «… в 1940 году в школе было 192 ученика, 7 класс еще ходил в Тыхту. Коллектив был маленький: всего 5 учителей и работать  приходилось в 2 смены, да еще заготавливать на зиму дрова, которые возили из лесу на быках, осенью, после уроков, работали на току, летом на заготовке кормов, прополке посевов.

Кроме того, учителя были агитаторами: на полевых станах читали газеты, знакомили со сводками Совинформбюро, ежемесячно выпускали большую общесовхозную стенгазету. Организация праздничных вечеров тоже ложилась на плечи учителей.

Учителя и учащиеся занимались тимуровской работой, помогали семьям фронтовиков, собирали деньги на звено самолетов «Школьник Кузбасса», посылали подарки на фронт в адрес соединения генерала Федюнинского, воины которого в то время отличились».

Вера Ивановна и Екатерина Ивановна Царевы проработали в нашей школе до 1947 и 1946 года соответственно, а затем, вплоть до ухода на заслуженный отдых, трудились в школах города и области. Школьники военной поры до сих пор помнят доброту и сердечность этих женщин.

В военные годы на ферме № 1 совхоза 316 появилось электричество. Для вращения генератора приспособили двигатель от СТЗ. Свет был проведен далеко не везде, да и давали его, в лучшем случае, на несколько часов. Напряжение колебалось и приходилось лампочки соединять последовательно, чтобы они не перегорали.

Уже после войны, вместо СТЗ поставили паровой локомобиль в специально построенном здании электростанции. Первым машинистом локомобиля был вчерашний фронтовик Щербаков Николай Федорович. А к государственной электросети наши поселки подключили уже в 60-е годы.

В военную пору газет и журналов выписывали мало и основным средством массовой информации было радио. Возле барака стоял ветроэлектродвигатель, заряжавший аккумуляторы, когда дул ветер, а от них уже питался радиоузел, и люди с волнением вслушивались в сводки Совинформбюро.

 

«Медаль за бой, медаль за труд из одного металла льют»

 

Неимоверные усилия прилагали труженики тыла, чтобы снабдить действующую армию всем необходимым для разгрома врага и наши земляки-фронтовики на полях сражений Великой Отечественной войны не уронили чести сибиряков, внеся достойный вклад в копилку нашей общей Победы.

Так кавалерами ордена Славы III степени вернулись на родину Грибов А.И., Шкробко Н.П., Нестеров В.А., Соляник П.П., Мазурок С.Д., Пьянов А.Г., а фронтовой разведчик Дуреев Василий Николаевич из Тыхты был награжден солдатским орденом Славы II и III степени. По свидетельству Н.Г. Гопша, Дуреев В.Н. был представлен к ордену Славы и  I степени, но из-за ранения его не получил. По присущей фронтовику скромности, а также по причине малограмотности, никуда не писал и не обращался. А жаль, ведь полных кавалеров ордена Славы почти в 5 раз меньше, чем Героев Советского Союза.

Коновалов Иван Романович родился, жил и сейчас живет в Катково. В годы Великой Отечественной войны был разведчиком, награжден многими боевыми наградами, в том числе и медалью «За освобождение Варшавы». Дошел до Эльбы, встречался с союзниками, но вот в штурме Берлина участвовать не пришлось, хотя побывать там довелось: сопровождал колонны пленных. Но медалью «За взятие Берлина» Иван Романович все-таки награжден по праву. Вот какой эпизод вспоминал ветеран-разведчик: «… дело было в маленьком немецком городке недалеко от Берлина. Выдалась свободная минута, и мы расположились на отдых в большом старом доме. Грешным делом решили устроить себе царский ужин, для чего изловили пару гусей из тех, что бродили по двору. Стали их жарить, для чего развели огонь в старом камине. Глядь, а дым-то не идет, тяги нет. Наш старший меня посылает, мол, слазь на крышу, посмотри что там. Я и полез, а в трубе камина немец-корректировщик с рацией себе наблюдательный пункт устроил. Вот я его оттуда и привел. Он, оказывается, корректировал огонь своей батареи, что стреляла по нашим войскам, наступающим на Берлин».

Кавалером двух орденов Красной звезды, знака «Отличный разведчик» и удостоенным многих благодарностей  Верховного Главнокомандующего, вернулся Иван Романович в Катково, где и работал до пенсии трактористом.

Среди фронтовиков были и наши земляки, получившие зарубежные награды. Так Захаренков Михаил Федотович, участник освобождения Польши, был награжден польским орденом, а Нестеров Василий Алексеевич, участник освобождения Чехословакии, был награжден грамотой от чехословацкого правительства, (грамота хранится в музее Верх-Падунской средней школы).

Были у нас и добровольцы. Так Беляев Степан Давыдович, работавший до войны учителем, был призван в армию осенью 1941 года и направлен в 237 стрелковую дивизию, которая формировалась в южных городах Кузбасса. Здесь во время прохождения медицинской комиссии обнаружилось, что красноармеец Беляев вообще должен быть отчислен из армии. С чувством обиды на врачей Беляев пишет рапорт командованию с просьбой отправить его на фронт добровольцем. Командование удовлетворило просьбу патриота, и Степан Давыдович в составе 237 стрелковой дивизии дошел с боями до Чехословакии. В декабре 1945 года был демобилизован, вернулся в родной поселок, и вплоть до своей пенсии работал директором Верх-Падунской средней школы.

Женщина на войне. Понятия малосовместимые, но, тем не менее, пришлось воевать и им.

Сивкова Екатерина Лаврентьевна, закончила курсы медсестер, была призвана, как военнообязанная в ряды РККА еще в мае 1941 года. Попала служить в прожекторный полк. Участница Сталинградской битвы, награжденная медалью «За оборону Сталинграда» - дошла до Берлина. Ее прожекторный полк ночью 16 апреля, во время Берлинской операции, освещал путь нашим войскам, ослеплял гитлеровцев. И как итог: медаль «За взятие Берлина».

Две награды, две точки на карте. А между ними вся война, все долгие 1418 дней и человеческая судьба.

А вот для Полины Андреевны Хрящевской (в девичестве – Пилипец) судьба оказалась особо щедрой на испытания. Украинка, в результате несправедливого раскулачивания, оказалась сосланной в Казахстан, смерть близких, детский дом, возвращение на Украину, оккупация, гитлеровский лагерь «остарбайтеров» - «восточных рабочих». И, наконец, долгожданное освобождение в январе 1945 года. Девушку, как знающую немецкий язык, взяли в качестве переводчика в отдел «СМЕРШ» - военная контрразведка, в штаб воинской части 32750 I Украинского фронта. Здесь встретила она свою любовь в лице бравого лейтенанта Хрящевского Павла Капитоновича, который после войны и привез украинскую дивчину в сибирское село Катково.

В Верх-Падунском в последний военный год был лагерь, где находились интернированные немцы и поляки. Лагерь размещался в центре поселка, в бараке, еще до войны выстроенного для специалистов совхоза. Этот барак огородили тыном и там под охраной жило примерно 150-200 человек, обоего пола. Это были не военнопленные, а гражданские люди, чье присутствие на освобожденной части Польши и Восточной Пруссии, по мнению советских оккупационных властей, было нежелательно. Начальником лагеря был Молочков, а комендантом Кудрявцев А.

Работали эти «цивильные», как они сами себя называли немцы и поляки, на строительстве бани, телятника, который стоит до сих пор, и на других работах. Плохая кормежка и одежда, сильная скученность (жили по 30 человек в комнате) приводили к высокой смертности. Трупы зимой вывозили в лес, а  когда земля оттаивала, хоронили в братской могиле, вырытой трактором. Это захоронение находится в 1,5 км южнее поселка, однако, точное его место сегодня уже указать никто не может, так как местность сильно изменилась.

И вот пришла долгожданная победа. Весна в ту пору была дружная и очень теплая. Старожилы вспоминают, что на 9 мая уже была высокая трава и скот находился на летних выпасах. Стихийно в наших поселках прошли митинги. На одном из них выступал директор совхоза Евтушенко И.Т., а сам плакал: у него брат погиб на фронте.

Наши села: от 50-х годов и до современности.

Начали возвращаться фронтовики и их истосковавшиеся по мирному труду руками стали строиться и развиваться наши поселки. Так в 50-е годы в поселке Верх-Падунском были построены улицы Школьная и Трудовая. Конечно, в конце 40-х-50-х годах в селе по-прежнему многое делалось вручную. В окрестностях сел на сенокосных угодьях сохранились еще кое-где не запаханными старые заросшие ямы. А ведь это тоже своеобразные исторические памятники кормозаготовительной страды, о которой можно рассказать много интересного.

До хрущевской кукурузной эпопеи в таких ямах, большей частью выкопанных вручную, силосовали естественные травы. Этого времени ждали все поселковые мальчишки – ведь появлялась возможность вдоволь покататься на лошадях и заработать какие-то деньги. Трава выкашивалась конными сенокосилками, а неудобицы вручную, для чего устраивались воскресники – «штурмы», как тогда их называли. Бригады выезжали в отведенное место, и начиналась веселая, дружная работа. Первым делом какой-нибудь старый дед прямо на месте из кустов талины делал волокуши, на которых и подвозилась в ямы зеленая масса. Топтали ее в ямах тоже лошадьми. На граблях и накладчиками работали мальчишки и девчата постарше. Кстати, взрослых в бригаде было совсем немного. Аналогично организовывалась работа и на стоговании сена. В обед и вечером кавалькада малолетних всадников мчалась к ближайшему пруду, чтобы вдоволь накупаться и напоить лошадей.

Вот это было комплексное воспитание: и трудовое, и нравственной, и физическое. Представьте, жара, пауты, мошкара, не обходилось и без потертостей, ведь вместо седла на спине у лошади лежала телогрейка. Во время обеда содержимое своих нехитрых «сидоров» складывалось в общий котел – так исподволь воспитывался навык делиться с ближним. А мчаться галопом наперегонки на неоседланной лошади – для этого нужна определенная смелость. После такой закалки редко кто из деревенских парней оказывался негодным для службы в армии, да и о дезертирах в то время слыхом не слыхивали.

Слева от дороги на Топки хорошо видны лесополосы, которые тоже являются своеобразными памятниками нашей истории. Они были посажены в конце 40-х годов, когда страна начала реализовывать так называемый «сталинский план преобразования природы», руками школьников нашей семилетки. Молодые березки выкапывались в лесу, привозились на место и высаживались длинными шеренгами в несколько рядов.

В 1962 году совхоз 316 стал называться «Тыхтинским». Это связано с присоединением к совхозу в качестве отделений № 4 и 5 сел Тыхта и Катково. Просилось в совхоз и село Березово, но так как березовские пахотные земли находились на другом берегу Ини, и во время половодья это создавало большие трудности для переправы сельхозтехники, директор совхоза Сайгин В.А. не согласился, да и вопрос надо было решать аж в Москве. Именно в это время хрущевской реформаторской лихорадки ферма № 1 совхоза 316 стала называться поселком Верх-Падунским, ферма № 2 – поселком Среднеберезовским, а ферма № 3 – поселком Магистральным. Да и Топкинского района в 1962-1964 годах не было, а относилась наша территория к Кемеровскому району, а вместо привычной районной газеты «Ленинский путь» подписчики наших сел получали газету «Заря».

Однако в это самое время стал разительно меняться облик наших сел, ибо страна приступила к выполнению программы строительства коммунизма, а там, в качестве одной из многих задач стояла задача сближения города и деревни. Вот поэтому в 60-е годы было построено новое здание школы, вырос целый  микрорайон двухэтажных домов с благоустроенными квартирами, новый сельский дом культуры, открыта амбулатория, аптека, Верх-Падунская участковая больница. Тогда же в поселке проложили водопровод и в квартирах появились газовые печи. Но это было на центральной усадьбе, а уровень благоустройства отделений совхоза был, конечно, далек даже от этого минимума.

В 1966 году состоялся первый выпуск Верх-Падунской средней школы. Восемнадцать выпускников впервые получили среднее образование, не покидая поселка, и среди них двое учащихся окончили школы с серебряными медалями. Это Бормотов Виктор и Щербакова Вера.

Первым выпускником средней школы был и Соляник Виктор Петрович, уроженец поселка Среднеберезовского. В1968 году он был призван в пограничные войска и службу проходил на дальневосточной границе.

По боевому расписанию Виктор был пулеметчиком на бронетранспортере и во время вооруженного конфликта на острове Даманский в составе маневренной группы 69 Краснознаменного Ханкайского пограничного отряда был переброшен в район острова.

15 марта 1969 года наши пограничники на БТР атаковали окопавшихся на острове провокаторов. Одна из наших боевых машин была подбита и загорелась. Нужно покидать горящий БТР, но дело происходило на льду Уссури, а китайцы вели интенсивный огонь из пулеметов. Чтобы обеспечить эвакуацию из горящей машины, бронетранспортер на котором находился В.П. Соляник прикрыл своей броней подбитого собрата, а Виктор дал плотный огонь из обоих пулеметов, чтобы подавить китайские огневые средства. Но стоящий БТР очень удобная мишень и китайский гранатометчик не замедлил воспользоваться этим. Виктор сгорел в бронетранспортере так и не выпустив рукоятки пулеметов. Посмертно В.П. Соляник был награжден медалью «За отвагу» и знаком ЦК ВЛКСМ «За воинскую доблесть».

С уголка памяти Виктора Соляника и начался сбор материала для будущего школьного музея боевой и трудовой славы, который был открыт 9 мая 1990 года. Почему музей не был открыт раньше? Школа размещалась в здании типовой восьмилетки, и для музея просто не было помещения. В 1985 году было построено здание школьного интерната, которое через несколько лет перестало использоваться по прямому назначению. Администрация школы выделила большую комнату, где и были размещены экспозиции музея. Кроме того, сегодня наш музей расширяется: в соседнем помещении воссоздается интерьер русской избы.

Для популяризации боевых традиций пограничных войск в школе на протяжении четверти века действовала застава юных пограничников, которой руководил  бывший пограничник, сослуживец Соляника В.П. учитель истории Беляев А.А.

В семидесятые годы в наших поселках в основном строились производственные помещения: скотные дворы, новые сушилки, РТМ, автогараж и т.п.

В 1975 году, в день 30-летия Победы был открыт памятник погибшим односельчанам в годы ВОВ, а в 1976 году был открыт памятник В.И. Ленина.

В восьмидесятые годы вновь упор был сделан на строительство жилья – двухквартирных коттеджей. Были построены улицы Чехова, Космонавтов, Весенняя.

В 1990-1991 годах центральная часть поселка Верх-Падунский была заасфальтирована.

Добрую славу нашей земле создают люди жившие и работавшие на ней. Имена многих из них знает весь район, о многих уже было рассказано выше.

В первые послевоенные годы начинала свою педагогическую деятельность в семилетней школе совхоза 316 Уфимцева Анна Николаевна, в будущем заведующая Топкинским ГорОНО.

В 60-70-х годах в совхозе «Тыхтинский» работал секретарем парткома Дедюхин Александр Георгиевич, человек являющийся эталоном парторга. Если все бы партийные руководители на всех уровнях были такими, как Александр Георгиевич по личным и деловым качествам, то, наверное, не было бы необходимости в перестройке и во всех вытекающих из нее социальных и политических катаклизмах.

Живут и трудятся в поселке Верх-Падунском и за его пределами представители большой и трудолюбивой семьи Штейзель. Ее основатели Штейзель Иосиф Клементьевич и Берта Филипповна отдали животноводству не один десяток лет, и, пожалуй, самое главное, - воспитали своих восьмерых детей порядочными трудолюбивыми людьми.

Несколько десятилетий проработала на ферме дояркой Елена Кондратьевна Беккер – член клуба доярок – «трехтысячниц», кавалер ордена Трудовой Славы III степени. Она и сегодня, находясь на заслуженном отдыхе, продолжает снабжать горожан продуктами со своего подворья.

Среди доярок-«трехтысячниц» - т.е. надаивавших более трех тысяч литров молока в год на одну корову были в свое время Закусилова Аграфена, Мишачкова Валентина Яковлевна, Петухова Мария Яковлевна.

За высокие надои молока доярка из Тыхты Валентина Васильевна Модинская была награждена орденом Трудового Красного Знамени, а ее односельчанин Василий Александрович Возня за повышение урожайности в полеводстве стал кавалером ордена Октябрьской революции.

Много лет отдал земле Эвальд Корнеевич Клаус. Ему  заслуженному механизатору РФ, первому доверили в свое время осваивать новинку-агрегат «Конкорд» Сегодня дело отца продолжает один из лучших трактористов крестьянского хозяйства «Держава» Владимир Клаус.

В Тыхте с 1946 года живет Гопш Николай Григорьевич, ветеран и инвалид Великой Отечественной войны. Вся жизнь его может служить примером для молодых. Он, работник культурного фронта, активный общественник и селькор, многое сделал для увековечивания памяти погибших односельчан.

Список замечательных людей наших поселков можно продолжать и каждый из них достоин отдельного очерка.

Через неполные два года после того, как совхоз «Тыхтинский» отметил свое пятидесятилетие (29 мая 1982 года), а именно 3 января 1984 года из него волевым решением руководства области было выделено самостоятельное хозяйство – совхоз «Магистральный». Посевные площади не увеличились, поголовье скота тоже, зато  в два раза возросло количество управленцев. Однако  для жителей Магистрального и Тыхты это разделение имело большое значение, так как началось интенсивное жилищное строительство, а также строительство в Магистральном средней школы, которая  открылась в 1990 году, а окончательно здание было сдано в эксплуатацию несколькими годами позднее.

Но тут грянула перестройка со всеми отсюда вытекающими негативными последствиями, и наши поселки начали постепенно приходить в упадок, который еще более ускорился после развала Советского Союза и так называемых «ельцинских» реформ. Наши совхозы сперва были преобразованы в товарищества с ограниченной ответственностью, а сегодня, чтобы хотя бы на какое-то время уйти от долгов, преобразованы в крестьянские, читай «частные» хозяйства. Так в поселке Верх-Падунский возникли крестьянское хозяйство Губича Н.Н., которое специализируется на коневодстве, и крестьянское хозяйство «Держава», которым руководит Сумин А.В.

Реальностью сегодняшних дней стало сокращение производства и как следствие, большая безработица в селах. Недостаток средств привел к закрытию Верх-Падунской участковой больницы. Население очень быстро сокращается, так, например, в 1992 году в поселке Верх-Падунском жило 856 человек, а в 2002 году – уже только 625. причем уходят в основном не старики, а люди трудоспособного возраста. И главная причина – пьянство, обусловленное безработицей и социальным пессимизмом.

С уходом коммунистической идеологии образовался в душах людей духовный вакуум, и поэтому в 2000 году на сходе граждан было решено образовать церковную общину, благо на средства частного предпринимателя Губича Н.Н., в поселке Верх-Падунский началось строительство церкви. Новый, еще недостроенный храм, был освящен владыкой Сафронием, архиепископом Кемеровским и Новокузнецким и получил имя только что канонизированного святого новомученника царя Николая II.

Боль страны – Чечня отразилась болью на наших поселках. Многие наши молодые односельчане защищали конституционный строй России в этой горячей точке России. 20 марта 2002 года в Ачхой-Мартановском районе Чечни погиб старшина милиции Филонов Александр Владимирович, работавший участковым в нашем поселке. Машина, в которой за рулем сидел Филонов А.В., попала в засаду, и Александр получил смертельное ранение, но в последнее мгновение своей жизни сумел увести машину в укрытие и тем самым спасти товарищей.

Похоронен А.В. Филонов с воинскими почестями на сельском кладбище поселка Верх-Падунский.

(Использованные материалы: публикации в газете «Ленинский путь» - «Провинция», материалы школьного музея, воспоминания старожилов.)